Полная и слегка безумная история джина в Англии.

Из всех категорий спиртных напитков, которые составляют динамичную алкогольную культуру во всем мире, джин имеет самое легендарное прошлое. Его английское наследие рассказывает историю британской аристократии, классовой войны, технологических инноваций, морской промышленности и многого другого.

0
973
просмотров
История джина

Истоки 

«Основной ингредиент [Джина], можжевельник, был объединен с алкоголем еще в 70 г. нашей эры», — рассказывает Саймон Форд, соучредитель алкогольной компании «86 Co.». В то время врач по имени Педаний Диоскорид опубликовал пятитомную энциклопедию о фитотерапии. «В его бумагах есть подробное описание использования ягод можжевельника, пропитанных вином, для борьбы с болью в груди», — говорит Форд. «В 1055 г. монахи-бенедиктинцы из Солерно, что в Италии, включили рецепт тонизирующего вина, настоянного на ягодах можжевельника, в свой трактат «Compendium Solernita»». 

Перенесемся в 16 в., когда голландцы начали производить напиток под названием «Женевер» (Genever). Он состоял из хлебного вина и большого кол-ва ягод можжевельника, чтобы замаскировать резкий вкус. Это была, конечно, «лекарственная» жидкость, как и ее предшественницы. Но к 1700-м гг. «Женевер» принял новую форму: джин. 

«Старейшее письменное использование слова «Джин» появляется в книге 1714 г. под названием «Басня о пчелах, или частные пороки — общественные выгоды» (The Fable of the Bees, or Private Vices, Publick Benefits) Бернарда Мандевилля», — говорит Форд. Он писал: «Печально известный напиток, название которого происходит от голландских можжевеловых ягод, теперь, благодаря частому употреблению… превратился в односложный, опьяняющий Джин». 

«Из этого я делаю вывод, что британцы чаще всего были слишком пьяны, чтобы произнести: «Женевер», поэтому они сократили слово до «Жен» (Gen), которое в конечном итоге, стало словом «Джин» (Gin), которое мы используем сегодня». 

С этого момента все пошло под откос. 

Производство джина

Повальное увлечение джином 

Конец 1600-х годов имел решающее значение для подъема джина в Англии, и не в хорошем смысле. Вильгельм III Английский, голландец, первоначально известный как Вильгельм Оранский стал королем Англии, Ирландии и Шотландии в 1689 г. 

«Он начал свое правление с торговой войны и протекционистской экономической тактики против Франции, от которой было бы завидно некоторым современным политикам», — смеется Форд. «Он усилил блокады и ввел тяжелые налоги на французское вино и коньяк что бы ослабить их экономику». 

В то же время Вильгельм III ввел в Англии «Хлебные законы». Эти декреты предусматривали налоговые льготы на производство спиртных напитков, это привело к тому, что Форд называет «бесплатная дистилляция для всех и вся». 

«Это привело к началу периода в Англии, который часто называют «Джиновая лихорадка», период, когда пинта джина была дешевле, чем пинта пива», — говорит Форд. 

Беднейшие люди Англии стали пить намного больше джина. Тем временем члены королевской семьи и высшего общества вальяжно потягивали его, скорее отдавая дань всеобщей моде, нежели напиваясь как низшие слои. 

По словам Джареда Брауна, мастера-дистиллятора в «Sipsmith», феномен «джина и имбирных пряников» (gin and gingerbread) начался в 1731 г. «Всякий раз, когда погода менялась, толпы собирались в поисках палаток, которые рядами выстраивались вдоль замерзшей Темзы, что продавали горячий джин и имбирные пряники», — говорит Браун. Предприимчивые лондонцы рассчитывали быстро заработать денег на так называемых Лондонских морозных ярмарках (London Frost Fairs). 

Гравюра эпохи «джин и имбирные пряники» изображает лондонцев на замерзшей Темзе.

Пять лет спустя правительство начало понимать, что у общества есть проблема. Народ Англии начал либо сходить с ума, либо просто умирать. Дистилляция джина была, опять же, бесплатной для всех, но в процессе, в напиток часто попадали скипидар, серная кислота и опилки. 

В качестве средства усмирения одержимых джином пьяниц, была введена лицензия дистиллятора. Цена была 50 фунтов, что было непомерной суммой в то время (прим. пер. – на сегодня это было бы 10600 фунтов; да, у самого глаза на лоб полезли от таких цифр), и это привело к упадку промышленности. Только две официальные лицензии были выданы в течение следующих семи лет. В то же время расцвел институт доносов. Любой человек с информацией о незаконном производстве джина мог получить 5 фунтов. 

Эпоха упадка 

В 1751 г. события приняли ещё более странный оборот, отмеченный серией очень темных гравюр (читай: пропаганда) Уильяма Хогарта. «Пивная улица», что в левой части, изображала относительную безопасность употребления пива. 

Гравюра Уильяма Хогарта

«Улица Джина»что справа, представляет довольно удручающую сцену: людей, буквально лишающихся рассудка из-за джина. Пьяная мать бросает своего ребенка с лестницы, пьяный мужчина бьет себя по голове кулаками, таща ребенка, насаженного на кол, парикмахер самоубийца, весь в язвах от сифилиса и другие очаровательные моменты. 

Эти гравюры появились в ответ на различные истории про джин. Например, о случае с Джудит Дефур, прядильщицей шелковых нитей из Спиталфилдса. Дефур, по слухам, настолько обезумела от пристрастия к джину, что в 1734 г., вместе с подругой Сьюки, взяла свою 2-летнюю дочь Мэри на прогулку в поле. Женщины сняли с малышки всю одежду и бросили ее в канаве. Затем пара продала одежду, чтобы купить немного джина. Бедная Мэри умерла, и ее мать была немедленно приговорена к смертной казни через повешение. 

«В течение 18-го века Джин был по большому счету самым дискредитируемым алкогольным напитком», — говорит Эрик Деланой, бренд-амбассадор «Oxley Gin». «Его обвинили в гибели тысяч людей в результате чрезмерного потребления, убийств, халатности и помешательства, что привело к принятию мер, запрещающих его производство и потребление, но безрезультатно». 

Затем был принят «закон о джине 1751 г.», парламентская мера, направленная на борьбу с потреблением спиртных напитков. Были повышены налоги и сборы для розничных торговцев и затруднено получение лицензий. Кроме пива, поощрялось и потребление чая. 

«К 1830 году пиво стало дешевле джина впервые за более чем столетие», — говорит Браун. «На несколько минут Англия снова превратилась в страну любителей пива». 

Путь к искуплению 

В 1830 г. джин снова появился на алкогольной сцене в Англии. Уроженец Франции, ирландец по имени Эней Коффи представил новый перегонный куб, который революционизировал производство спиртных напитков по всему миру. Производители джина быстро освоили его, отмечая способность производить гораздо более чистый спирт, чем когда-либо прежде.  

Стильный бутик-отель Distillery расположен на лондонской улице Портобелло-Роуд.  

Еще один момент ускорил реабилитацию джина — Британский Королевский флот. Английские моряки часто оказывались в местах, где была малярия, поэтому они имели с собой пайки хинина, для предотвращения и борьбы с болезнью. Хинин имел отвратительный вкус, но тут Якоб Швепп создал «индийскую тонизирующую воду» (Schweppes) для смягчения горечи. 

Лондонский джин сопровождал моряков в этих плаваниях. В то время он был в моде и считался более ценным грузом, нежели пиво, так как пиво быстро портилось на кораблях. Итак, в конечном счете эти две жидкости были объединены, чтобы сформировать то, что теперь является классическим коктейлем на основе джина. Лаймы туда добавляли для борьбы с цингой, таким образом, родив термин «Лайми» (limey), что и стало прозвищем для моряков. 

«Во время Второй мировой войны, когда немцы бомбили Лондон, они также бомбили Плимут, так как там находилась большая база Британского Королевского флота», — говорит Робби Нельсон из «Plymouth Gin». «Джин был так любим ВМФ, что, когда флот был уведомлен о бомбардировке Плимута, один моряк сказал: Ну, Гитлер только что проиграл войну!» 

Таково было в то время уважение англичан к Джину. «Бомбить Лондон – это плохо, но дом ВМФ и джина – неприемлемо», — говорит Нельсон. 

 
Во второй половине 20-го в. все действительно успокоилось. Потребление джина в разумных пределах сегодня не смертельно, не вызывает помешательства. Вместо этого он был повторно принят обществом как культовый ингредиент коктейлей. 

В 2008 г., после нескольких лет лоббирования, Сипсмит получил первую официальную лицензию на производство джина в Англии с 1820 г. Недавно на Портобелло-Роуд открылась «Винокурня» (The Distillery), просто рай для любителей джина. Бутик-отель и бар с рабочей винокурней, три комнаты для гостей, два ресторана и интерактивный музей по истории джина. 

После столетий дурной репутации английский джин вернулся во всей своей славе. 

 

Перевод: Евгений Самошкин 

Оригинал статьи: https://vinepair.com/articles/england-gin-history/ 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.